Сегментирование аудитории — важный этап при формировании концепции любого СМИ. В Беларуси существуют журналы для богатых, которые предлагают самые дорогие варианты отдыха в нашей стране, рассказывают, где подороже поесть, как отдохнуть с размахом. Студенты 4 курса обсудили, правильно ли такое деление, и есть ли спрос на подобные издания в Беларуси.

 

Одна из студенток рассказала о своем опыте работы в журнале для состоятельных:

— Целевой аудиторией издания, в котором я работаю, является «золотая молодёжь» и их родители. К примеру, когда я пишу материал об отдыхе в Беларуси, то выбираю только самые крутые и дорогие отели и рестораны. С одной стороны, делить аудиторию нужно, тогда ты имеешь чёткое представление о своём читателе, на которого направлен материал. С другой стороны, делить людей на бедных и богатых не совсем правильно и корректно. Поэтому наш журнал и сайт и не пользуются таким спросом, как, например, тот же tut.by, citydog или 34 mag, которые учат, как сэкономить, а не прогулять в том же Бресте тысячу долларов. Для большинства людей это не актуально.

Ещё один пример: у нас есть программа лояльности в этих же самых крутых отелях и ресторанах, о которых мы пишем, но работники заведения вообще не в курсе, как эта программа работает и что она вообще у них есть. Потому что этим никто не пользуется. Само издание не окупается, существуем мы только за счёт рекламы. Мне иногда кажется, нужно либо менять направление, либо перестать измерять свою аудиторию толщиной кошелька.

Раиса Ивановна: – Как вы относитесь к изданиям, которые созданы для людей с высоким уровнем жизни?

Василиса Петрушко: – Я знаю, что есть такие журналы, которые направлены на богатых людей. Но лично я их не покупаю, мне не интересно, потому что ко мне это не относится. Мои родители не могут меня обеспечить тем, что я хочу. Например, я никогда в своей жизни не была на море и вместо того, чтобы пойти на выпускной, я выбираю поездку на море. Поэтому лично для меня такие журналы будут неинтересны. Но отношусь к этому, в принципе, даже положительно, думаю, может, богатым это будет интересно?..

Максим Гологутский: – Это правильно. Высший класс общества — это та аудитория, для которой можно делать журнал так же, как их делают, например, для врачей, поваров или инженеров. Большинству это не будет интересно, но в данном случае качество аудитории более важно, чем её количество.

Егор Ермоченок: – Отношусь к таким журналам, как и ко всем остальным сегментированным изданиям. Люди с высоким достатком – это такая же целевая аудитория, и в этой группе тоже есть потребность в качественных журналах, которые будут полностью удовлетворять их интересы.

Раиса Ивановна: – Хорошо, а если посмотреть глубже: есть и не очень состоятельные люди, которые станут читать такое издание. Например, скажите, вы следите за сторис богатых людей? Если да, то зачем? Может быть, людям просто интересно смотреть, как другие живут, катаются на яхтах, всячески демонстрируя достаток?..

Максим Гологутский: – Я не слежу в Instagram вообще ни за кем. Истории популярных людей сводятся к одному – хвастовству доступными ресурсами, достижениями и чем угодно ещё. К ресурсам я отнёс бы как материальные блага, так и внешность (тело, лицо и так далее), потому что это сейчас очень хорошо монетизируется. Но я спокойно отношусь к потребности людей делать это, хотя и не очень её понимаю. Валерия Иванова: – Когда только начался «бум» в Instagram, девушки с супержизнью и огромным достатком были на пике. Сейчас наблюдаю тенденцию к упрощению, это встречается даже у блогеров с высоким достатком. Они хотят быть ближе к аудитории, разговаривать на равных, несмотря на то, какой уровень заработка у основной массы подписчиков.

Раиса Ивановна: – Может, все дело как раз в том, что подписчики могут отвернуться?.. Опять вопрос монетизации. Хорошо, так получается, никто из вас не подписан на «звезд» в Instagram?

Сергей Мельник: – Периодически слежу за жизнью богатых людей. Они интересны мне как личности, и я хочу узнавать о них больше, а не потому, что желаю подражать им. Если честно, смотреть за демонстрацией достатка не очень интересно. Больше импонирует открытость блогера и близость к аудитории – это действительно сейчас в тренде. Если покажешь скрытые моменты из обычной жизни, это наверняка охватит больше людей, чем показушная демонстрация богатства: денег, тачек, дорогих цепочек и тому подобного.

Раиса Ивановна: – Считаете ли вы правильным деление аудитории по принципу «богатый/бедный»?

Василиса Петрушко: – Я считаю, что такое деление нормально, потому что в потоке информации очень тяжело выудить нужный тебе материал, то есть если в одном журнале будут советы для богатых, лайфхаки для бедных, реклама и новости, это извините, мешанина получается. Хорошо, что есть специальные издания для людей с высоким уровнем достатка и другие издания – для других слоев населения.

Сергей Мельник: – Считаю, что такого деления избежать довольно непросто. Главное: изначально понять, какая концепция у твоего издания, определить целевую аудиторию. Допустим, ею являются люди со средним достатком. Дальше все просто. 80 % публикаций будут именно для ЦА. В остальных 20 % случаев всегда вначале можно обозначить: «мы проанализировали жизнь богатых» или «мы окунулись в безденежье и теперь расскажем». При этом миллиардерам, например, может быть интересна жизнь бедняков. И наоборот. Таким способом можно добиться большего охвата.

Виктория Сашко: – На мой взгляд, изданиям не стоит делить свою аудиторию по финансовой составляющей. Потому что целью любого СМИ является привлечения как можно большего количества человек, а такая «делёжка» у многих сразу вызывает отторжение. Также стоит учитывать и тот факт, что каждый распоряжается деньгами по-своему. Можно иметь много денег, но совсем не уметь ими пользоваться и растрачиваться на мелочи, а можно небольшие суммы вложить «с умом».

И, кстати, накопления тоже никто не отменял. Вдруг человек на что-то копил, купил ваше издание, а вы с первой же страницы пишете, что «мы только для богачей», и всё, клиент обижен и потерян.

Валерия Иванова: – Надо ли в Беларуси такое деление? У меня это вызывает вопросы. Потому что, как мы поняли, подобные издания не всегда окупаются. В Беларуси, на мой взгляд, все люди приблизительно равны по заработку: у нас нет баснословно богатых, а процент просто богатых по сравнению с большинством слишком мал. И условно 3–5 % очень обеспеченных людей, которые у нас есть, вряд ли сразу побегут покупать именно этот журнал. Возможно, это просто не их сфера интересов.

Егор Ермоченок: – Такое деление сложно считать «правильным» или «неправильным». Если ты решил, что твое издание будет писать для богатых, то тебе, как и всегда, придется сегментировать аудиторию, прощупать рынок, посмотреть, интересно ли будет людям покупать твой журнал. Писать для банкиров-нефтяников и для бомонда из шоу-бизнеса – это разные вещи, и подходы тут нужны совершенно разные. С другой стороны, если ты все же зарекомендовал себя и прочно закрепился на рынке «СМИ для богатых», то и денег на рекламе товаров для людей соответствующего статуса ты сможешь получить прилично. Так что и аудитории получается интересно, и тебе выгодно. Все в плюсе.

Елизавета Мазурчик: – Я считаю правильным делить аудиторию на классы бедные/богатые, это не какой-то спонтанный шаг. Бизнес-аналитики продумывают все на три пункта вперед, и в том, чтобы охватить только состоятельную аудиторию, нет ничего страшного. Неглупые люди разрабатывают идею издания, направление материалов, рекламы и так далее. Если подобную прессу производят, значит, можно быть уверенным в том, что на нее есть спрос.

Подобные газеты или журналы могут быть предназначены только для распространения в аэропортах или салонах красоты, например. Иногда их оставляют в дорогих ресторанах и городских галереях. В редакциях работают неглупые люди, способные рассчитать монетизацию своего товара.

Богатый класс требует роскоши, иных, нежели для простых людей-работяг, цен, предложений, обзоров и так далее. Редактору главное поймать волну и суметь закрепиться в нынешнем бушующем море СМИ, образно говоря, не упасть с доски.

Вверх